05:49 

[Драбблы] Несколько историй. Одна жизнь.

KurosakyK
Знание - это сила. А сила есть, ума не надо...
Несколько историй. Одна жизнь.
Автор: KurosakyK

Беты (редакторы): Миль

Фэндом: Bleach
Персонажи: Улькиорра/Орихиме; Гин/Мацумото; Ичиго/Рукия; Тоширо/Карин; Урахара/Йоруичи; другие по мере добавления.

Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Романтика, Повседневность, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC
Размер: планируется Мини, написано 16 страниц
Кол-во частей: 9
Статус: в процессе написания

Описание:
Маленькие зарисовки по разным пейрингам.

Посвящение:
Миль, tomka love.

Публикация на других ресурсах:
Только с моего разрешения. Личка вам в помощь.


1. Улькиорра/Орихиме. Цикл случайной встречи.


Написано на арт: laira87.deviantart.com/art/Ulquiorra-x-ChaosMag...

Улькиорра устало вздохнул, продолжив скучающе смотреть на экран. Очередной всемирный блокбастер, который наверняка соберет грандиозные кассовые сборы и положительные отзывы критиков. Вот только его это совершенно не интересовало. Однако против настырного Гриммджо, задавшегося целью «проветриться», деваться было абсолютно некуда.

Так он и оказался в первом попавшемся кинотеатре с банальным названием «Star». Зритель здесь был нечастым гостем, и это было заметно не только по почти пустому кинозалу, но и по стареньким обшарпанным сидениям, плохой акустике и заляпанному в некоторых местах экрану.

Почему они попали именно в этот кинотеатр? Шифер до сих пор задавался этим вопросом, но решил списать всё на вечные плутания друга, похоже, перепутавшего на развилке дорогу.
Сюжет на экране его не задел, и, подперев подбородок, он сильнее сжал пластмассовый стакан Кока-Колы, купленный в дешевой кафешке неподалеку.

На этот сеанс пришли только несколько человек: он с Гриммджо и маленькая компания, севшая на несколько рядов позади. Четыре парня что-то бурно обсуждали, изредка тыкая на экран, и, давясь смехом, бросали попкорн в потолок. Еще была девушка, севшая по левую руку от него. Но ее он в счет почему-то не брал.

Поймав себя на этой мысли, Улькиорра скосил взгляд на незнакомку. Та мирно посапывала, откинувшись на спинку кресла, и медленно, похоже на автомате, накручивала на палец длинную рыжую прядь. Парень снова перевел взгляд на экран. Простая женщина. Неинтересна, вот почему и не обратил на нее внимания.

Следующие минут тридцать он бездумно смотрел за перестреливающимися парнями, слушал громкие, пафосные и абсолютно бессмысленные речи, прерываемые комментариями Гримма, и пытался не обращать внимания на изредка попадающие ему в волосы кусочки попкорна.

Под тяжестью головы рука занемела, и, тихо вздохнув, он откинулся на спинку кресла, устало прикрыв глаза. Сколько осталось до конца фильма? Полчаса? Час? Не хотелось смотреть, этот чертов боевик, не хотелось слушать громкие восклицания друга и противный смех с задних рядов. А еще не хотелось чувствовать запах этих слишком приторных духов, который, кажется, заполнил весь кинозал.

Поморщившись, он попытался отодвинуться чуть дальше от спящей девушки, от которой и шел сей «дивный» аромат. Рука сильнее сжала красный стакан, а на плечо с тихим шуршанием упала чья-то голова. Удивленно раскрыв глаза, Улькиорра встретился с рыжей макушкой, нагло умостившейся на его плече. Тихо причмокнув, она, словно мягкую игрушку, обхватила его руку, погружаясь в сон еще сильнее.

На мгновение ему показалось, будто в зале наступила тишина. Точнее не так. Голоса с экрана, с заднего ряда и совсем рядом стали доходить тихим эхом. Была только она, бесцеремонно нарушившая его личное пространство, и он, пытавшийся отчего-то не дышать. Может, потому, что под рукой чувствовался громкий и размеренный ритм сердца рыжей женщины? Или потому, что слишком по-детски она хмурилась?

Отогнав эти мысли, Шифер снова вернулся к реальности с ее громкими вскриками главных героев, тыканьями Гримма и попкорном в волосах.

А девушка продолжала спать, похоже, найдя удобной подушку в виде чужой руки. Он же пытался не обращать на это внимание, полностью погрузившись в собственные раздумья. Пусть сейчас будет сейчас, а уже потом можно будет и безразлично посмотреть на белые титры, и одарить укоризненным взглядом проснувшуюся женщину, которая будет краснеть и тихо просить прощения. А потом окажется, что им по пути, и Гриммджоу, громко смеясь, предложит ее подвезти.

Но это все потом. А сейчас он просто будет смотреть на мелькающий экран, слушать громкий смех и пытаться не замечать размеренный ритм чужого сердца.


2. Мацумото/Гин. "На расстоянии одного миллиметра".
Написано на арт: vk.com/photo-13873247_145964088

Морозный воздух неприятно покалывал кожу. Маленькие белые снежинки медленно вальсировали, падая с пасмурного зимнего неба, приземляясь на растрепанные рыжие локоны.

Рангику недовольно посмотрела наверх, посылая все самые лестные слова тому, кто виноват, что ее прическа, на которую она угробила добрые полчаса, сейчас представляла собой скопление рыжих сосулек. Фыркнув, девушка нетерпеливо начала постукивать каблучком, дожидаясь зеленого света светофора.

Сегодняшний день не задался сразу. Сначала под громкие и противные трели будильника она встала не с той ноги и долго не могла найти свои любимые розовые тапочки, которые так норовился погонять пушистый белый комочек именуемый Пушком. Зубная паста кончилась, а мыло упало, и она чуть не проделала великолепный пируэт, поскользнувшись на нем. На приготовленное со вчерашнего дня платье пролила кофе, расческа ни в какую не хотела справляться с запутавшимися волосами, а косметичка испарилась в неведомом направлении.

Ко всему этому прибавился нагло рассевшийся на кресле Гин, решивший вместо помощи предложить девушке осточертевшую до чертиков улыбку. К сожалению, от всех брошенных в его сторону подушек и мягких игрушек, он благополучно увернулся, говоря что-то вроде: «Ран-чан такая соблазнительная, когда злится!»

Поморщившись, она недовольно повела плечами и по привычке попыталась скрыться в широких складках любимого шарфа, который… она забыла!

Не поверив, Мацумото потрогала рукой шею, которую, как оказалось, скрывал только невысокий воротник черного пальто. Почему-то только сейчас по коже пробежали мурашки, напоминая хозяйке о холоде. Пальцы бездумно провели по оголенной шее и на мгновение застыли.

«Простой шарф. Для непростой девушки», - кажется, так он сказал, медленно протянув ей маленькую коробочку, перетянутую праздничной лентой.

Это был единственный подарок, который он преподнес ей сам. Без помощи курьеров и почты. Держа коробку в руках, без вечной улыбки и прищура глаз.

И она до сих пор носила этот шарф, хоть он давно уже и перестал быть в моде, а в некоторых местах появились маленькие дырочки и неизвестного происхождения пятна. Просто потому, что никакой другой ее так не грел.

- Ну, разве можно в такой холод и без шарфа? – знакомый голос и накинутый на шею шарфик. Такой родной и теплый…

Мацумото повернула голову в сторону улыбающегося парня. Легкая не застёгнутая ветровка, полосатый свитер связанный ее мамой, растрепанные волосы и закинутый на плечо пушистый конец шарфика.

- А тебе идет розовый, - усмехнувшись, она снова смотрит на покрытую снегом дорогу.

Он же просто молчит, улыбнувшись еще шире и встав чуть ближе. Так и будут стоять, греясь под одним шарфом. И не разойдутся, продолжая вдыхать любимый запах, и не приблизятся, чтобы не нарушить образовавшуюся атмосферу.
Будут стоять на расстоянии этого розового шарфика.
На расстоянии одного миллиметра.


3. Ичиго/Рукия. Цикл одного поцелуя.
Написано на арт: vk.com/photo-33909545_278098063
Пока что без беты.

Сегодня выдался первый теплый денек за всю осень. Серые тучи соизволили удалиться, высвобождая из своего плена палящее солнце, которое, словно извиняясь за долгое отсутствие, грело намного сильнее обычного. Медленно падающие золотые листья, кружась, приземлялись на асфальтированную дорожку, и многочисленная ребетня, громко смеясь, пробегала по ним, заставляя снова взмыть вверх. В воздухе до сих пор пахло озоном и так хотелось глубже вздохнуть этот чистейший запах после дождя.

Именно в такую погоду поселялось желание выйти на улицу, медленной походкой пройти в парк и сесть на маленькую, недавно выкрашенную скамейку, смотреть за играющими детьми, и, положив голову на сильное плечо, глупо улыбаться.

Рукия сердито нахмурилась, скосив взгляд в сторону рядом сидевшего Ичиго. Парень что-то старательно писал, изредка смотря на открытый учебник геометрии. Она в который раз удивилась. Несмотря на вечную борьбу с пустыми, проблемами в Серетейе и прочей лабуде, Куросаки всегда нагонял программу, поражая и учителей, и учеников, и просветленных во всем друзей. Возможно, так он хотел пытаться казаться нормальным.
Закусив губу, девушка снова посмотрела на чистый тетрадный лист и открытый учебник геометрии. В отличие от рыжего синигами, она в этих прямых, многоугольниках и градусах вообще ничего не понимала! Да и зачем, собственно, ей это понимать?..

- Что ты делаешь?

Рукия и не заметила, как Ичиго отвлекся и внимательно начал рассматривать ее тетрадку. Встретившись с его сердитым взглядом, девушка непонимающе посмотрела на, предположительно, свое решение задачи. Кончики ушей вместе с щеками запылали румянцем. Вместо равнобедренного треугольника на тетрадном листе красовался уже давно приевшийся к образу девушке кролик Чаппи, с подозрительно знакомой рыжей шевелюрой, черном кимоно и Зангецу за спиной.

- Это…

- Нет, что это такое?!

Рукия покраснела еще сильнее, пытаясь придумать достойную отговорку.

- Ну… Это… хм…

- Нет, ну ты посмотри! – Ичиго выхватил тетрадь и возмущенно тыкнул на пририсованное в уголке подобие равнобедренного треугольника. – Кто тебя учил так рисовать? Ты знаешь, что есть такое приспособление как линейка? И где ты увидела такую биссектрису?! Нет, ну где?

С секунду тупо смотря на ужасно умно-возмущенное лицо парня, Кучики пыталась переварить всё, что он только что высказал. Нет, либо он совсем слепой, либо совсем тупой. Третьего не дано.

Взяв себя в руки, девушка резко выхватила любимую розовую тетрадь. Вообще-то ей повезло, что до Ичиго так долго доходит.

- Знаешь, синигами не обязательно знать такие мелочи, - Рукия надула губы. – Мне это в борьбе с пустыми не поможет, знаешь ли. Учи свою геометрию сам.

Ужасно довольная собой и тем, что ее не раскрыли, девушка невозмутимо взяла лежащую неподалеку линейку и ластик. Для начала надо было стереть сей шедевр.
Ичиго же незаметно улыбнулся, встав с насиженного места. Нагнувшись, парень легко чмокнул ее в щеку и, ухмыльнувшись, прошептал:

- И у меня не такое дебильное выражение лица.

Не дав сказать ей хоть слова, он вышел, напевая какой-то незамысловатый мотив, но напоследок смог уловить упавший на пол ластик и ужасно красные уши подруги.


4. Тоширо/Карин. Цикл мимолетного взгляда.
Написано на арт: showmeyourbankai-.tumblr.com/post/2768172407
Опять, пока без беты.

Она никогда не пыталась влезать в жизнь Ичиго. Просто, ей не давали. Не давали интересоваться ни тем, куда он все время пропадает, ни почему иногда возвращался еле живой. И ее, в принципе, это устраивало.

Позже, когда она узнала всё, то ей уже запрещали другое. Запрещали восхищенно смотреть на черное кимоно брата и огромный зампакто за спиной. Запрещали находиться слишком близко к скоплению пустых. А самое главное запрещали общаться с людьми, которые собирались в маленькой комнатке на втором этаже. Просто, наверное, не хотели подвергать их с Юзу опасности. Слишком у Ичиго развито чувство ответственности. В особенности за них.

Но это не могло продолжаться вечно, и просто, однажды, по дороге в школу на брата накинулась красивая рыжеволосая девушка, которая громко хихикая, что-то кричала стоящему позади парню.

Она бы никогда не подумала, что эта странная на вид парочка окажется как-то связанна с миром загадочных синигами. Слишком непосредственна была рыжеволосая красавица, всю дорогу что-то увлеченно рассказывавшая брату. Слишком молчалив был парень, хмуро окидывавший взглядом дорогу перед собой.

И она не нашла нужным задавать лишние вопросы. Просто сама исподтишка пыталась внимательней рассмотреть неизвестных доселе друзей Ичиго.

От той встречи не осталось особых воспоминаний. Только пролетевшее в голове «первоклашка» и чистый цвет бирюзы. Но по прошествии времени она уже даже не могла понять, с чем были связаны эти воспоминания.
Дальше события проносились каким-то цветным калейдоскопом. Исчезновение брата, война и неудержимое чувство страха.

Как так случилось, что она в один миг поменялась с ним местами, она не поняла. Только стойкий запах лекарств отпечатался в голове, да перебинтованный с ног до головы Ичиго. Она не пыталась вникнуть. Только поняла, что он спас жизни многих.

Так, за многочисленными тренировками, учебой и попыткой жить "как обычно", прошло полтора года.

За это время она успела научиться многому, посещая вечно улыбающегося хозяина маленького магазинчика.

И даже подумать не могла, что все повторится. Словно дежавю. Та же неширокая дорога в школу, склон, с которого открывался чудесный вид на город и она, внимательно слушавшая громкие восклицания рыжеволосого парня. И внезапно накрывшее волной знакомое реацу.

На этот раз они были в своей обычной форме. Капитан, мирно сидевший и смотревший куда-то вдаль и лейтенант что-то громко говорившая своему капитану. Мацумото, тут же заприметившая знакомые лица, начала активно жестикулировать и широко улыбаться, напрочь позабыв, что Ичиго ее не видит. Тоширо же даже не соизволил повернуться, позволяя смотреть ей только на седую, чуть подросшую копну волос.

Улыбнувшись Рангику, она прошла мимо. Медленно, точно ожидая чего-то. Вот только сама не понимала чего. Почему она обернулась? Она бы не смогла ответить даже себе. Наверное, во всем виноват внезапный холод, пробравшийся куда-то в задворки души. Так они и встретились. Два взгляда. На секунду или даже на маленькую долю, но цвета смешались, вызволяя из памяти так приглянувшийся цвет чистейшей бирюзы.

Ичиго не заметил, что сестра отвлеклась. Рангику же только понимающе улыбнулась и быстро подмигнула. А она просто продолжила идти вперед. И пыталась не обращать внимания на поселившуюся на лице глупую улыбку.


5. Урахара/Йоруичи. Цикл страстного прикосновения.
Написано на арт: vk.com/photo-30343271_272020064
И опять пока без беты.

Иногда она напоминала ему кошку. Не ту, в которую она любила превращаться, нет. Она напоминала дикую кошку, с пылающими страстью глазами и острыми, готовыми растерзать тебя когтями.

Он никогда не мог понять, что именно привлекало его в этой вспыльчивой женщине. Явно не способность опустошать его старенький холодильник за считанные секунды и невероятная наглость, с которой она посылала его за добавкой. Она не отличалась опрятностью и совершенно не умела готовить. При любом удобном случае она с легкостью выпускала коготки и острые клыки, а об ее манере бесстыдно раздеваться – можно вообще промолчать.

Она невероятно вспыльчива и сильна, горда и упряма. Кошка, которая гуляет сама по себе. И приручить такую было просто невозможно, ведь только она сама могла выбрать для себя дом, придя в который, она бы была сама собой, не играя роли послушной кошечки.

Таким домом, наверное, она считала его маленький магазинчик.

Долгое время он просто не понимал. Или пытался не понимать. А она приходила. Снова и снова, исчезая на дни, недели, а то и месяца и года, она все равно приходила и звонила в маленький медный колокольчик, словно говоря: «Я дома».

Посмотрев на их отношения, некоторые скажут, что он-таки смог приручить это дикое создание. Наверное, так это и было.

Только ему она могла позволить нарушить свое личное пространство. Только с ним она могла уснуть, смешно свернувшись в комочек и даже, кажется, что-то мурлыча себе под нос. И он не заметил, как где-то в глубине души начало зарождаться желание. Непозволительное, непристойное, запретное… но такое незнакомое и непривычное, что сам не заметил как поддался соблазну. Хотя, на вопрос жалеет ли об этом, он лишь спрячет приевшуюся всем улыбку за неизменным веером, и загадочно блеснет глазами. Остается лишь гадать…

***

В маленькой комнатке отчетливо были слышны высокие, неприличные стоны и тихое гортанное рычание. Иногда к нему добавлялось болезненное шипение, а по нескрываемой ничем мужской груди, тонкой струйкой протекала алая капля. В такие момент он с новой силой вдавливал по-кошачьи грациозное тело в твердую стену.
Сколько уже это продолжалось?

Ни он, ни она не могли сказать точно. Им это было и не нужно. Зачем? Ведь это всего лишь давно перелистнутая страница их жизни. И только с чего все это началось, они не забудут никогда.
Ведь хватило только одного страстного прикосновения.


6. Улькиорра/Орихиме. Цикл случайной встречи.
Написано на арт: cs316429.userapi.com/v316429283/41bd/MeHHJ5-sxL...
Опять без беты.
Композиция: vk.com/audio?q=Toshiro%20Masuda%20%D0%B4%D1%8B%...


- С вами все в порядке? – он безразлично осмотрел стоящую под клеенчатым навесом девушку.

Крупные капли дождя косо падали на потемневший от воды асфальт, быстрым потоком проносясь по узким щелям, скапливаясь в маленьких углублениях. Вода была везде, и эта женщина, в сером простом костюмчике была незаметна за плотной водяной стеной. Только рыжие волосы выделялись ярким пятном в этом потускневшем мире.
Он бы прошел мимо и даже не обернулся.

Только отчего-то эта женщина заставила остановиться. Не сказав ни слова, даже не посмотрев на него, она скромно умостилась на невысоком тротуаре, устремив взгляд на текущий под ногами поток.

Просто стояла. Напомнила ему брошенного котенка. Солнечного, все время улыбающегося, домашнего. Дарящего улыбку лишь своими длинными рыжими волосами и под стать им яркими искрами в глазах.

В один миг котенка бросили, оставив на произвол судьбы. Оставили, когда уже просто надоел, начав затмевать своей яркой улыбкой.

И теперь она стоит.

Сложив руки в замок, сгорбив плечи, смотря невидящим взглядом за весело бегущей куда-то дождевой водой. Наверное, как присуще рыжему котенку, хочет вернуться домой. Снова дарить солнечную улыбку и излучать счастье. Только, хозяева уже не вернутся.

Улькиорра отмахнулся от всплывшего сравнения. Девушка не ответила. Даже не подняла глаза. Даже не посмотрела. Только плечи чуть дрогнули, словно от удара. Боится? Чего? Новых разочарований?

Бросив взгляд на свой зонтик и на насквозь промокшую рыжую женщину, в голове само собою появилось единственное правильное решение. Быстро перепрыгнув через разделяющую их лужу, не спрашивая, присел на корточки и, обвив ее руки вокруг своей шеи, скрепил в замок. Подхватив ее ноги, встал.

Бледные руки были холодными. Вся она озябла, непроизвольно крепче прижавшись к нему, ближе к теплу. Тонкая рубашка промокла, но это было не важно. Наверное.

- Подержи, - парень раздраженно всунул ей в руку зонтик и вышел из-под навеса.

Она не сопротивлялась. Только положила свою голову ему на плечо и крепче, как-то по-своему отчаянно обхватила ручку зонтика.

Через пару минут, чуть повернул голову.

- Улькиорра, - громко проговорил он.

Лужи под ногами противно хлюпали. Волосы рыжей женщины разметались, безвольно упав на его грудь, непроизвольно притягивая взгляд.

Секунда. Две. Три. Че…

- Почему? – тихий, хриплый, ее голос не был таким, каким он его себе представлял.

Задумавшись на мгновение, неопределенно пожал плечами.

- Потому, что я люблю кошек.

Глупый ответ. Сам понимал, но…

- Иноэ, - еле слышный ответ. – Иноэ Орихиме.

Больше ни слова. Просто уснула, доверчиво прикрыв глаза и умостившись на его плече.
Какая случайная встреча.


7. Мацумото/Гин. "На расстоянии одного миллиметра".
Арт: vk.com/photo-13873247_163925229

- Ран-чан, смотри-смотри! – молодой паренек энергично помахал рукой, привлекая внимание рыжеволосой красавицы, умостившейся на высокой лестнице перед входом в Академию.

Рангику улыбнулась: парень уже битый час пытался показать девушке свой банкай, который, по его словам, он освоил только вчера. Каждая неудавшаяся попытка сопровождалась раздосадованным вздохом синигами и ее ободряющей улыбкой.
Тут было всегда людно, и любопытные студенты или просто смотрели, или пытались отработать новые техники. А некоторые просто готовились к зачету, но их было мало: немногие хотели зубрить пресловутые формулы.

Заправив за ухо выбившуюся короткую прядь, Мацумото еле слышно вздохнула. Почему-то ярко-рыжие волосы, вызывающие завистливые взгляды сокурсниц, ни в какую не хотели расти, а она так хотела длинные и роскошные волосы…

- Чего вздыхаем? – звук знакомого голоса с нескрываемой издевкой заставил сердце пропустить удар… или два?

- Да вот, пытаюсь вспомнить, сколько одна белобрысая личность не появлялась в поле моего зрения, - мысленно похвалив себя за сдержанность, прошептала тихо-тихо, даже не обернувшись. Она могла поклясться, что не чувствует тяжелого взгляда из узкого прищура глаз, только боковым зрением уловила, что его на удивление бледная рука была совсем рядом. Сантиметр назад, и ладони соприкоснутся…

Отогнав неведомо откуда взявшиеся мысли, зажмурила глаза.

- С прошлой недели, если у тебя такая короткая память… Ран-чан ~
- Не называй меня так!
- Почему? Этот паренек называл, а я что, хуже? Я так и обидеться могу.

Ее ладонь сжалась, а на щеках появился предательский румянец, который, наверное, выдавал ее с головой. Хорошо, что он не видит ее лица!

- Для тебя я Рангику, - незаметно улыбнулась, прикрывая глаза. – Только для тебя.

Ветер запутался в коротких рыжих волосах, забирая тот невероятный жар, что они несли. Где-то был слышен громкий гомон множества голосов, доносившийся до них тихим эхом. Кто-то иногда бросал взгляд на лестницу перед входом в Академию, но видели лишь их.
Ее, умиротворенно подставившую лицо ласкающим лучам солнца, и его, открывшего глаза, с плескающимся озорным лукавством. А еще руки… расположенные на расстоянии одного миллиметра.


8. Ичиго/Рукия. Цикл одного поцелуя.
Знаете, как иногда бывает: живешь, никого не трогаешь, утром просыпаешься, вечером, часиков так под три утра – засыпаешь, учишься, упорно пытаешься изображать на лице серьезную умственную деятельность… и тут, раз! – и ни с того, ни с сего на тебя нападает лапша. Ну, такая длинная, желтая, с противным хлюпаньем падающая с рыжих прядей, при этом еще умудряющаяся вскользь дотронуться до выпирающего носа разозленного шинигами.

И оставалось задать только один вопрос.

- Какого меноса?

А рядом, словно пытаясь добавить большей остроты, раздался громкий заливистый смех и из-под плотной занавесы макаронных изделий, он смог различить знакомый силуэт, согнувшийся в три погибели.

- Рукия, - тихо-тихо с толикой раздражения, готового в любой момент превратиться во что-то более серьезное, - скажи мне на милость, почему вот это, - он приподнял наиболее длинную макаронину, - оказалось на моей, ни в чем не повинной, никогда не согрешившей, голове?

- Ну… - девушка, нисколько не смутившись, гордо выпрямилась, выпячивая грудь колесом и вставая в супер пафосную позу, выставила руку перед собой и громко произнесла, - это небесная кара!

Сказано это было настолько убедительно, без капельки сомнений, что он сам на секунду решил, что в чем-то провинился. Но Ичиго не был бы Ичиго, если бы поддался на такую простую провокацию.

Он выше этого.

Он серьезный молодой человек, с чувством собственного достоинства.

Он не падет до каких-то детских шалостей, а тем более спора с этой мелкой.

Нужно встать и гордо пройти мимо нее. Пусть чувствует себя виноватой…

Да.

Но перед этим…

Парень ухмыльнулся.

- Небесная кара, говоришь? – ухмылка приобрела более широкие масштабы и уже в следующее мгновение на недавно помытых волосах маленькой шинигами ярким контрастом выделялись ярко-желтые, ниспадающие макароны. Выглядело это настолько комично, что просто было невозможно сдержать смех. – Господи, где мой фотоаппарат?

Фото получилось бы знатным: руки сжаты в маленькие кулачки, плечи напряжены, перекошенное от злости и покрасневшее от стыда лицо и яркий огонек в глазах, будто…

Он не понял, что произошло дальше. Просто вдруг, резко и как-то даже неожиданно она оказалась рядом с ним. Так близко, что он мог увидеть каждую мокрую полосу от макарон, каждую ресничку, каждый оттенок в ее глазах.

Он дернулся как только ее холодная рука обвила его шею. Он попытался отойти, когда она приподнялась на носочки. Он хотел убежать, когда ее пальцы убрали с его лица пресловутую лапшу.

Но он не смог и пошевелиться, когда ее теплые губы дотронулись его, похолодевших, даже, кажется, отказавшихся предпринимать хоть какие-то действия.

Сколько прошло времени, прежде чем его руки обвили ее талию, притягивая чуть ближе, словно спрашивая разрешения, которое она дала уже давно?

Ни он, ни она не знали.

Время просто остановилось.


9. Тоширо/Карин. Цикл мимолетного взгляда.
- Юзу, я сейчас, только переоденусь, - прокричала темноволосая девушка своей сестре, которая что-то колдовала у плиты и, если бы не грязная спортивная форма, она наверняка с самого порога попыталась бы ее силком утащить на кухню, пробовать новые кулинарные шедевры.

Прикрыв дверь, Карин вздохнула, скидывая по пути красную, подаренную на день рождения толстовку. В маленькой комнатке стояло две кровати: одна ее сестры, полной ее противоположности, аккуратно заправленная розовым покрывалом в сердечко и почивавшими на ней плюшевыми мишками и подушками-цветочками, а другая ее, на которой в художественном сплетении валялось одеяло, почему-то завернутое в простыню. Юзу только вчера заявила, что больше заправлять за ней постель она не намерена, поэтому, собственно, та и находилось в привычном для Карин кавардаке.

Улыбнувшись, девушка подошла к зеркалу, решив поближе рассмотреть полученный от Урахары с помощью точного удара трости в солнечное сплетение темно-лиловый синяк. В голове тут же пролетели события получасовой давности. Тренировки с Кисуке оказались не такими радужными, какими она их себе представляла.

Взгляд медленно прошелся по выступающим бледным ключицам, придирчиво осмотрел шею и лицо, переместился на периферию, осмотрев задний фон. За отражающимся в зеркале окне в хаотичном танце падали маленькие снежинки. Белоснежные, наверняка холодные и таящие от одного теплого прикосновения.

Девушка вздохнула, поправив высокий воротник футболки, и медленно прошла к окну, пытаясь отчего-то ступать как можно тише.

Карин затаила дыхание, поднимая руки и дотрагиваясь израненными, покрытыми многочисленными мозолями от тренировок пальцами прохладной ручки, - на мгновение почувствовала невероятное облегчение, - и тут же, бесшумно приоткрыла створки, впуская в комнату спасительную прохладу.

Небо было затянуто хмурыми облаками, и откуда-то оттуда на землю падали белоснежные вестницы зимы. Это было удивительно, учитывая то, что только недавно, по возвращению домой, на небе не было ни облачка, а погода тем более не располагала к снегу. А, и еще стоит упомянуть, что сейчас все-таки лето. Середина лета.

На губах сама собой растянулась улыбка, а взгляд начал шарить в округе, пытаясь найти того, кто устроил для нее эту маленькую зиму. Однако обычная пустая улица оставалась такой же обычной и пустой. Только соседская кошка с каким-то неприсущим для кошки удивлением смотрела на падающий снег и, казалось, вот-вот начнет ловить его язычком.


Внутри разлилось разочарование. Липкое, скользкое чувство, обвившее своими щупальцами зародившуюся надежду, начало ее крепко сжимать и, кажется, вот-вот она покроется трещинам и разобьется на тысячи осколков, но…

Перед самыми глазами, словно подвешенный за невидимую ниточку, из ниоткуда появился круглый ледяной мяч. Если бы она не знала наверняка отправителя, то подумала бы, что он сделан их хрусталя… или бриллианта! И тысячи граней, что переливались в вдруг показавшемся из-за туч солнце стали бы тому неоспоримым подтверждением. Вот только отправителя она знала. Знала и его возможности и мастерство.

Неуверенно протянув вперед руку, она подхватила легкий шарик, который приятно обжог холодом разгоряченную кожу. Карин улыбнулась, вдруг почувствовав от ледяного шарика какое-то особенное тепло и, наклонившись вперед, сияющим взглядом попыталась получше разглядеть свой подарок.

Вдруг в ледяных гранях отразилось нечто настолько пронзительно бирюзовое, что на какой-то миг показалось, что ей это просто кажется. Но как только она привыкла к этому своеобразному преломлению, улыбнулась, едва заметно кивнув.


И на крыше одного из домов Каракуры, сидел молодой парень. Никем не видимый, никем не слышимый, никем не замеченный.

Никем, кроме нее.

@темы: Несколько историй, Bleach

URL
   

Blood of my Blood

главная