10:17 

[ЗоСан] Не суждено...

KurosakyK
Знание - это сила. А сила есть, ума не надо...
Не суждено...
Автор: KurosakyK

Фэндом: One Piece
Персонажи: Зоро/Санджи.

Рейтинг: G
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 8 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Не все истории заканчиваются Happy End’ом. Иногда из-за собственных убеждений несчастен не один, а оба.
И в таких историях уже нечего переписывать…


Публикация на других ресурсах:
Только с моего разрешения!

Примечания автора:
Идея крутилась уже давно, вот только реализовать решилась лишь сейчас.




Порою мы боимся признаться самим себе в самых понятных, и, даже, кажется, очевидных вещах. Мы предпочитаем жить во лжи, странно предполагая, что от этого всем будет лучше. Мы вышагиваем по жизни по горящим углям препятствий и сомнений.

Мы можем причинить боль, даже не подозревая об этом. И можем сделать несчастными себя, пытаясь подарить счастье другому.

Но кто сказал, что это правильно?

Не все истории заканчиваются Happy End’ом. Иногда из-за собственных убеждений несчастен не один, а оба.
И в таких историях уже нечего переписывать…




***


Санджи.




Он был безнадежным романтиком. Искренне верил, что где-то там, возможно, на другом конце света живет, ничего не подозревая, Та Единственная, созданная для него Судьбой. Он любил представлять, что каждый день она завтракает, запивая яичницу с тостами горячим бразильским кофе. Он представлял ее прекрасной девой с длинными волнистыми волосами, в которых запутались яркие полуденные лучи солнца; ее губы – алые лепестки роз, а в улыбке поселился блеск морских жемчугов.

Он ни на секунду не сомневался в своих убеждениях, и знал, что когда встретит Ее, то поймет, что она Та Самая. Обязательно поймет, и не будет мешкать ни секунды.

«Любовь – самое чистое и светлое чувство. Нужно быть глупцом, чтобы ее упустить…», - так он говорил, еще не подозревая, как Судьба иногда бывает жестока.


Зоро.




Он был вечно-угрюмым пессимистом. Его жизнь можно было охарактеризовать в нескольких словах: тренировка, работа, отдых и снова тренировка. Когда «тренировка» и «работа» стали одним целым, он действительно решил, что получил от жизни все, что мог пожелать, ни на секунду не задумавшись, что, однажды, он захочет попросить у нее большего.

Он не верил в любовь. За всю свою жизнь был по горло сыт историями о «вечном и непорочном» чувстве, которое, в конечном итоге, ограничивалось банальным перепихоном на одну ночь и забытым через неделю именем. И он с усмешкой думал, что никогда и ни за что не даст случайным знакомым надежду на что-то большее.

Он не привык врать. Никому. Особенно, себе.


Санджи.




Это происходит случайно. Ты этого не планируешь, в твоем еженедельнике ничего не отмечено, а за секунду до этого ты даже и не задумываешься о подобном… но, вот, эта секунда проходит, и ты понимаешь, что весь твой мир в одночасье изменился.

Для него этим днем стала первая встреча с Ним.

Хотя, это нельзя было даже назвать встречей. Пересечение взглядов, продлившееся не более пары секунд, но перевернувшее весь его мир. Если бы его спросили: «почему?», он бы, наверное, не смог ответить. Он не смог бы дать ответ и завтра, и послезавтра, и даже через месяц или год, но стойкое чувство, что, сидящий в самом дальнем уголке его ресторана парень, кто-то... - необычный? – было как никогда ощутимым.


Зоро.




Через много лет он с удивлением поймет, что если бы не череда случайностей, эта история никогда бы не получила своего начала. Если бы он только не занимался кендо. Если бы он не приехал на чемпионат во Францию, если бы только не проголодался и не решил зайти в первый, ставший одновременно и благословением и проклятьем ресторан, если бы бармен в этот день не приболел… Он бы никогда, слышите, Никогда не пересекся одним случайным взглядом со стоявшим у барной стойки молодым барменом, который, как оказалось потом, всего лишь заменял приболевшего.

В тот момент он не понимал, что произошло. Разум молчал, в то время как инстинкт вопил с невероятной силой. И впервые в жизни он не обратил на него внимания.

«Что может быть страшного в этом ресторане?»

После, он проклянет себя за эту мысль, ведь, если бы он просто встал и ушел, ничего бы этого не было.


Санджи.




Он забыл о случайном посетителе со странным кричащем цветом волос в тот же момент, как дверь за ним с тихом стуком закрылась, а он был вовлечен в привычный водоворот собственной жизни.

В то время его дед тяжело болел, и он заменял его на посту шеф-повара. Все свое время он проводил «по ту сторону» уютного зала ресторана, полностью погруженный в любимое и родное дело. И, кажется, он Жил кухней, не замечая ничего вокруг.

Лишь короткие визиты в больницу разрывали его однообразную жизнь. Он бы никогда никому не признавался, но самым большим его страхом была потеря этого вечно хмурящегося и ворчащего себе в усы старика, который за всю его жизнь ни разу не наградил его ни одним добрым словом, но именно это и делало его таким родным.

Он не нуждался в няньке, и именно благодаря Зеффу он был тем, кем являлся. За это он был благодарен ему вечно.

И когда черный могильный мрамор впервые поймал на своей гладкой поверхности яркие лучи солнца, он по-настоящему понял, кого именно потерял.


Зоро.




За свой месяц пребывания в Париже он с удивлением понимал, что абсолютно все дороги, какими бы они ни были запутанными, вечно меняющимися и не имеющими определенного расположения, вели в маленький, ничем не примечательный ресторанчик окутанный ароматом свежей выпечки и горячего кофе. Ему не оставалось ничего, кроме как вновь и вновь заходить в него, чтобы опробовать, наверное, самые вкусные блюда, которые он ел за всю свою жизнь.

Непроизвольно, он искал за барной стойкой того самого парня, которого встретил в первый день, но каждый раз натыкался на незнакомых ему людей. Он даже не мог со стопроцентной уверенностью сказать, как тот парень выглядел, но уверенность, что его он узнает точно, была стопроцентной.

Он приходил сюда каждый день. Он пробовал новые закуски и новые блюда. Он расслаблялся здесь после долгих тренировок и, как бы он ни уставал, никогда не пропускал возможности побыть там хоть несколько минут.

Но время шло неумолимо, и в конечном итоге, ему нужно было возвращаться домой. Перед отъездом у него не возникло ни малейшего сомнения в том, куда нужно было зайти в первую очередь.

В маленький, ничем не примечательный ресторанчик. Напоследок он хотел позвать повара, чтобы лично сказать ему свою благодарность. Он игнорировал это, но где-то внутри поселилось стойкое ощущение, что он все делал правильно…

В тот самый день, за час до вылета, он стоял перед дверью маленького ресторанчика, а на ней одиноко покоилась табличка с надписью «Закрыто».
Тогда он не знал, что молодой шеф-повар, которому так и не суждено было услышать его благодарности, стоял у черной могильной плиты и впервые в жизни не знал, как дальше жить.


Санджи.




Время всегда было для него загадкой. В один определенный момент оно несется с невероятной скоростью, а в другое, наоборот, кажется, замирает.

Четыре года его жизни пронеслись, словно тайфун, который, точно по мановению палочки, резко остановился, и ему даже показалось, что и не было этих четырех лет. Он также стоял за барной стойкой, уже не в качестве бармена, а в качестве наблюдателя за своими посетителями, играла все та же мелодия, возможно, устаревшая, но все равно любимая, и он также на одно короткое мгновение пересекся взглядом с сидящим в углу мужчиной.

На этом этапе жизни он сомневался во многом. В своем будущем, в будущем своего ресторана, скажет ли женщина, которую он любит: «да»...

Было много вещей, в которых он не был уверен.

Но то, что человек, сидящий через несколько столиков от него, тот самый, он знал наверняка.


Зоро.




Четыре года для него были небольшим сроком. Он не обращал внимания на абстрактное понятие времени, посвящая себя полностью достижение собственных целей.

Но нельзя было сказать, что за это время он не изменился. Наоборот, как бы мы этого не хотели, даже один незначительный день меняет маленькую частичку нашего Я. Это неизбежно.

Вот и он однажды переосмыслил значение слова «любовь». Как сказал ему его учитель: «Нужно всего лишь встретить того человека». И, как ему казалось, он встретил. В День цветения сакуры, на небольшом фестивале, на который его заставили пойти верные друзья, он случайно встретил Ее. И отношения, которые в начале начались со взаимной неприязни, переросли в нечто большее. В один день он просто понял, что, похоже, влюбился и в ее вздорный характер, и в детскую привычку дуться на любую мелочь, и даже в эти странные, всегда раньше раздражавшие розовые волосы, которые она старательно укладывала каждое утро.

Именно она с горящим взглядом и полными энтузиазма мыслями заставила его купить билеты в Париж. Именно она заставила полететь вместе с ней. И именно она завела его в маленький, ничем не примечательный ресторанчик, который смутно напомнил ему о чем-то былом.

О том, о чем он вспомнил, второй раз в жизни, встретившись взглядом, с сидящим за барной стойкой мужчиной.


Санджи.




Он не отвел взгляда, как когда-то давно отвел. Он продолжил смотреть в отвечающие ему взаимностью глаза.

Он не мог разобрать точных очертаний его лица, не видел в приглушенном свете и во что он был одет… а может, он просто не мог этого вспомнить, ведь все, что он тогда видел, это смотрящий в упор мужчина, чьи темные глаза прожигали его, кажется, насквозь.

И тогда он с ужасом понял, что не может, да и не хочет обрывать этот зрительный контакт. На жалкие секунды в его душе поселилось странное, инородное желание смотреть в эти глаза вечно.

Эта мысль испугала также сильно, как и поразила. Он отвернулся, захватив с барной стойки стакан скотча. И почему-то вкус именно этого напитка навсегда засел в его памяти.


Зоро.




Он был вечно-угрюмым пессимистом, который никогда не сомневался в своих чувствах. Он знал, чего хочет и как этого достичь. И он никогда не отрицал очевидного.

Поэтому, когда тот самый парень из прошлого не отвел взгляда, а продолжил смотреть ему в глаза, он понял, что все его естество вопило о желание смотреть на этого человека вечно.

«Любовь» было первым словом, всплывшем в его сознании. И он с удивлением осознал, что не удивлен этому. Будто всегда об этом знал, просто понял это лишь сейчас.


Санджи.




Он не знал ни его имени, ни фамилии. Не знал, где он живет, кто была та милая девушка с прижатым к груди мишкой, что было в сумке, которая, как он помнил, была при нем и при их первой встрече.
Он не знал ровным счетом ничего, кроме того, что у него был взгляд хищника, вышедшего на охоту. И это отзывало каким-то странным, порочным желанием укротить этого зверя.

Он всегда любил женщин и мог поклясться, что никогда, даже на мгновение не задумывался о другой альтернативе. Его любовь к прекрасным созданиям была неоспорима и полностью, на все сто процентов, правдива. Однако когда в эту же ночь ему приснились чужие смуглые руки, ласкающие его тело, жаркое полное желания дыхание и прожигающий насквозь темный взгляд изумрудных глаз, он не смог отрицать очевидного.

И хоть это далось ему нелегко. Хоть пришлось выглушить половину личного мини-бара. Хоть это стоило опухших от бессонницы глаз и пары клоков светлых волос…

Ему пришлось признать, что образ Той Единственной навсегда разбился об айсберг реальности. Реальности, носящей мужскую личину.


Зоро.




В эту же ночь, когда он целовал мягкие губы Пероны, он представлял на ее месте того самого светловолосого парня, который так резко и неожиданно исчез. Также как и тогда, четыре года назад.
И от всего этого он чувствовал себя невероятно гадко. От того, что хотел чувствовать под своей ладонью не мягкое женское тело, а упругую разгоряченную кожу, которую он, кажется, готов был покрыть всю жаркими касаниями. От того, что желал видеть не раскрасневшееся лицо милой девушки, а разметавшиеся по подушке светлые волосы и ярко-голубые глаза, поддернутые пеленой желания.

Впервые в жизни, слыша мерное дыхание рядом с собой, он не знал, что предпринять дальше. Впервые в жизни он был в тупике.


Санджи.




Одновременно с желанием никогда его больше не видеть, он нестерпимо хотел вновь, хотя бы одним глазком встретиться взглядом с диким взглядом хищника. Одновременно с желанием одарить его одним из сильнейших пинков из своего арсенала за вызванные такие нежеланные и противные чувства, он думал лишь о том, чтобы прижать его к стене и вложить в поцелуй всю свою ярость и гнев. И, поверьте, от этого не становилось лучше.

Когда на следующий день он вновь увидел Его, он был одновременно и самым несчастным и самым счастливым человеком на свете. Сердце рьяно спорило с разумом, крича что-то об истинных чувствах и настоящей, дарованной Судьбой любви. Разум же тихо шептал о неправильности происходящего, о Виолетте, что всю последнюю неделю готовилась к концерту, о собственных принципах и нелогичности доводов сердца.


Зоро.





Он приходил сюда вновь и вновь, жадно ловя каждое передвижение шеф-повара, который, кажется, светился, слыша очередной приятный отзыв о его готовке. Он чувствовал себя сталкером, который узнавал подробности из жизни незнакомого и абсурдно-родного человека. И с каждой новой крупицей полученной информации, он проникался непроизвольным уважением.

Капуэйро, ресторан, смерть деда, собственные принципы и невероятная любовь к женщинам, - он все это откладывал у себя в памяти, даже не понимая, что происходит все как-то само собой. Он знал, кажется, все о молодом шеф-поваре ресторана «Баратти». Он вскользь даже видел черноволосую красотку, что, впорхнув внутрь, что-то весело проговорила ему на ухо и также быстро упорхнула обратно, взмахнув напоследок длинным подолом алого платья.

И однажды он с удивлением понял, что знает практически все. Кроме самого главного.

Имени.



Санджи.




Он позволил себе мечтать. О том, как заговорит с ним, о том, как поделится тем, что помнит его и что хотелось бы узнать о нем побольше. И хоть он смог познакомится с его очаровательной спутницей, которая оказалась приятной собеседницей, он все еще не знал его имени, хоть и мог похвастаться тем, что мог без запинки рассказать всю его биографию. Абсурдное желание оставить маленькую тайну было выше его сил.
Однажды когда он в очередной раз, увидев за дальним столиком уже родного мечника, вновь встал между двух огней разума и сердца, он впервые выбрал победителя.

И в этой маленькой битве победителем вышло сердце. В первый и последний раз в жизни.
Он позволил себе эту маленькую слабость лишь единожды, выйдя из укрытия кухни, опять подойдя к привычной барной стойке и искоса посмотрев на смотрящего куда-то в сторону парня…


***


- Привет, - молодой мужчина с тремя сверкающими серьгами в ухе подошел к сидящему за барной стойкой повару, который с удивлением поднял взгляд, кажется, до конца не веря в происходящее. Мужчина с серьгами протянул руку, - Ророноа Зоро. Давно хотел высказать вам свою личную признательность. У вас потрясающая кухня.

- С-спасибо, - слегка запинаясь, обескураженно произнес Санджи, протягивая руку в ответ. – Санджи. Санджи Блэк.

Зоро улыбнулся, присаживаясь за соседний стул.

- Знаете, а я ведь вас помню…


***




Это ведь не так сложно? Не так ли? Подойти и просто протянуть руку, произнеся короткие слова своего имени. А дальше судьба сама позаботиться, ведь на свете существует лишь две половинки одно целого, которым суждено быть вместе. Просто нужно сделать первый шаг!

Вот только…


Зоро.




Он тяжело вздохнул, подхватив со стула куртку и, кинув на стол пару купюр, ушел, захлопнув за собой дверь. Он понял простую истину: у этого блондина свой маленький ресторанчик, прекрасная невеста и, наверняка, первое, что бы сделал повар, подойдя к нему он, врезал бы с разворота и был бы прав.

Его же дома ждала Перона, которой он обещал фотографию на фоне Эйфелевой башни, любимое занятие и новые победы.


Санджи.




Он вновь осушил стакан скотча, невесело про себя усмехнувшись. О чем он только думал? Этот парень был с прекрасной девушкой, которая, наверняка, была любовью всей его жизни.

А его самого дома ждала Виолетта, которую он сегодня вел в ресторан, а внутренний карман его пиджака обжигала бархатная коробочка с золотым кольцом.

Что за глупость?


Они оба побоялись сделать первый шаг. Побоялись, что их могут не так понять. Побоялись мнения со стороны. Побоялись разрушить то, что строилось годами.
Побоялись быть собой, нацепив на лицо общественные маски принципов и предубеждений.

Возможно… можно было что-то изменить. Вот только Судьба дает лишь один шанс, и использовать его нужно с умом.

@темы: One piece, ЗоСан, Фанфики

URL
   

Blood of my Blood

главная