KurosakyK
Знание - это сила. А сила есть, ума не надо...
Рассказ
Автор: KurosakyK

Фэндом: Хор (Лузеры)
Основные персонажи: Курт Хаммел, Блейн Андерсон

Пэйринг или персонажи: Блейн Андерсон/Курт Хаммел

Рейтинг: G
Жанры: Слэш (яой), Романтика, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 4 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
...Остальное – рассказ, наполненный и радостями, и переживаниями, взлетами и падениями. Рассказ, который будет бережно писаться строчка за строчкой, наполненный чистыми и неподдельными чувствами.
Рассказ, который будет продолжаться, пока живы его герои...


Посвящение:
Riggi - ты всегда меня поддерживаешь.
Марине, которая, возможно, никогда этого не прочитает и не узнает, что это написала я :D

Публикация на других ресурсах:
Только с моего разрешения!

Примечания автора:
Экзамены. Вышмат. Куро пишет фик.
Так типично, если честно.

А вообще, это мое первое кулинарное творчество по этому фэндому. Надеюсь мои блины не слишком подгорели.

Пер­вая встре­ча – ти­туль­ный лист.




Иног­да Курт за­думы­вал­ся, не пе­реце­нива­ют ли лю­ди зна­чение люб­ви. Все эти це­лу­ющи­еся па­роч­ки, ми­лые СМСки, ссо­ры по пус­тя­кам… Он мог бы наз­вать свою жизнь иде­аль­ной и без всей этой ро­зовой ми­шуры.

Он был мо­лодым, пол­ным на­дежд и ам­би­ций. Он жил в са­мом прек­расном го­роде в ми­ре. Он учил­ся в том мес­те, где всег­да меч­тал учить­ся. У не­го бы­ли вер­ные друзья и лю­бящая семья. Он жил каж­дым днем, вды­хая Жизнь пол­ной грудью, и Курт был по-нас­то­яще­му счас­тлив, имея то, что имел.

Ко­неч­но, еще ка­ких-то нес­коль­ко лет на­зад, он на­де­ял­ся, что его жизнь бу­дет по­хожа на лю­бимые мю­зик­лы. С вне­зап­но сва­лив­шимся на его го­лову Прин­цем, ко­торый бы про­тянул ру­ку и ска­зал, что он ждал его – Кур­та! - всю жизнь.

Но ре­аль­ность пред­ста­ла вы­литым на ру­баш­ку от Мак­Ку­ина сла­шем, нес­коль­ки­ми шра­мами на спи­не и раз­би­тым хрус­та­лем дет­ских на­дежд. Ре­аль­ность пред­ста­ла из­вечны­ми нас­мешка­ми и ку­соч­ка­ми еды в во­лосах. Ре­аль­ность пред­ста­ла не­удач­ным пер­вым опы­том и по­пол­нившим­ся спис­ком му­даков в его жиз­ни.

Курт улы­бал­ся, ког­да ви­дел, как его свод­ный брат де­лал пред­ло­жение его луч­шей под­ру­ге. И он дей­стви­тель­но был не­веро­ят­но счас­тлив, зная, что у них бы­ло то, что ему при­об­рести бы­ло не суж­де­но.

Си­дя в сво­ей но­вой, пус­той и, ка­жет­ся, про­питан­ной оди­ночес­твом квар­ти­ре, он вды­хал нью-й­орк­ский воз­дух глуб­же, прок­ру­чивая в го­лове лишь од­ну мысль:

«Я счас­тлив».



У Кур­та за пле­чами бы­ло две не­удач­ных по­пыт­ки ра­зуве­рить свой ра­зум в не­воз­можнос­ти су­щес­тво­вания в его жиз­ни люб­ви. У Кур­та бы­ло дваж­ды раз­би­то сер­дце. У Кур­та боль­ше не бы­ло сил со­бирать и скле­ивать ос­колки вновь.


- Прос­ти­те, - его пле­ча кос­ну­лась чья-то ру­ка, и Курт раз­вернул­ся под дей­стви­ем ка­кого-то стран­но­го, да­вяще­го в груд­ной клет­ке чувс­тва. – Я тут но­вень­кий. Не под­ска­жите, где тут… эм… двес­ти двад­цать вто­рая а­уди­тория?

Этот па­рень имел об­во­рожи­тель­ную улыб­ку, ми­лые ямоч­ки на ще­ках и яр­ко-крас­ную ба­боч­ку. У это­го пар­ня бы­ли тем­ные во­лосы, уло­жен­ные ге­лем, и боль­шие, ка­жет­ся, све­тящи­еся счасть­ем гла­за. От это­го пар­ня на кон­чи­ках паль­цев при­ят­но за­коло­ло, и сер­дце за­билось в но­вом рит­ме.

В этом пар­не бы­ло что-то род­ное и теп­лое.

Что-то зна­комое.

- Я Курт.

- Блейн, - улыб­ка пар­ня ста­ла еще ши­ре, а ямоч­ки – за­мет­нее.

Кур­ту пот­ре­бова­лось не­кото­рое вре­мя, что­бы вспом­нить воп­рос, ко­торый за­дал про­дол­жа­ющий по­жимать его ру­ку па­рень. И, по­хоже, не он один не хо­тел, что­бы этот мо­мент длил­ся как мож­но доль­ше.

- Так, да­вай, я те­бя луч­ше про­вожу. По­верь мне, иног­да ка­жет­ся, что НЙ­АДИ – это Хог­вартс под прик­ры­ти­ем. Мне пот­ре­бова­лось нес­коль­ко ме­сяцев, что­бы пе­рес­тать пу­тать­ся в этих ко­ридо­рах…


Пер­вые ша­ги – офор­мле­ние.




Курт по­любил свою жизнь еще боль­ше, ког­да в ней по­яви­лось еще од­но зве­но в ви­де Блей­на Ан­дерсо­на.

Блейн был пот­ря­са­ющим.

У Блей­на бы­ла кол­лекция ба­бочек и книг о «Гар­ри Пот­те­ре». Блейн пла­кал вмес­те с ним над «Му­лен Руж» и сме­ял­ся от «Смеш­ной дев­чонки». Блейн по­купал его лю­бимое ко­фе и всег­да знал, как под­нять ему нас­тро­ение.

Блейн до сих пор имел ми­лые ямоч­ки на ще­ках и ба­ноч­ку ге­ля, ко­торую но­сил всег­да и вез­де.

От слу­чай­ных при­кос­но­вений Блей­на до сих пор бе­гали му­раш­ки, и быс­тро-быс­тро би­лось сер­дце. От улыб­ки Блей­на ста­нови­лось свет­ло, и Курт как-то пой­мал се­бя на мыс­ли, что эта улыб­ка и есть счастье.

Но Блейн до сих пор ос­та­вал­ся луч­шим дру­гом, ко­торый улы­бал­ся так всем, и Курт не счи­тал се­бя кем-то осо­бен­ным, что­бы на­де­ять­ся, что что-то из­ме­нит­ся.

Блейн был от­кры­той кни­гой. Курт же, ка­жет­ся, дав­но зак­рыл свою кни­гу на чу­гун­ный за­мок, за­теряв ключ где-то под во­рохом сом­не­ний и ос­колков сер­дца, ко­торые он не смог скле­ить.

Но Блей­ну бы­ло все рав­но, и он про­дол­жал да­рить Кур­ту взгля­ды, ко­торые ни­ког­да ни­кому не да­рил. Про­дол­жал втай­не вос­хи­щать­ся его кра­сотой и та­лан­том. Про­дол­жал рев­но­вать ко всем и каж­до­му.

Про­дол­жал со­бирать ку­сочек за ку­соч­ком ос­колки сер­дца, что­бы в один прек­расный миг со­еди­нить их.


Пер­вый по­целуй – заг­лавная бук­ва.




В ка­кой-то мо­мент Курт за­думал­ся, по­чему нель­зя про­менять все ра­ди то­го, что­бы быть лю­бимым. Ведь нич­то: ни жизнь в луч­шем го­роде ми­ра, ни обу­чение в мес­те, о ко­тором меч­тал, ни прек­расная ра­бота – не бы­ли важ­ны так, как слу­чай­ные при­кос­но­вения чу­жих ла­доней или ми­молет­ный взгляд род­ных глаз.

В ка­кой-то мо­мент Курт ре­шил, что ес­ли бы бы­ла воз­можность, он бы об­ме­нял все, что у не­го бы­ло за воз­можность вза­им­ной люб­ви.

В ка­кой-то мо­мент он по­нял, что без этой са­мой люб­ви, он не был счас­тлив.

В ка­кой-то мо­мент этой люб­ви ста­ло нас­толь­ко мно­го, что она на­чала вы­текать из ча­ши тер­пе­ния, то­пя все его стра­хи и сом­не­ния под тол­щей при­нося­щего поч­ти фи­зичес­кую боль чувс­тва. В ка­кой-то мо­мент пло­тина прос­то не вы­дер­жа­ла.


- Блейн, - го­лос Кур­та дро­жал, ког­да он, ста­ратель­но от­во­дя взгляд, пы­тал­ся взять се­бя в ру­ки, - мне нуж­но те­бе кое в чем приз­нать­ся.

При­ят­ный ве­терок хо­лодил раз­го­рячен­ную ко­жу. За­ходя­щие лу­чи сол­нца ос­тавля­ли на вы­бива­ющих­ся куд­ряшках Блей­на зо­лотые бли­ки. И на ка­кое-то мгно­вение Курт за­хотел, что­бы они про­сиде­ли вот так, на хо­лод­ной по­жар­ной лес­тни­це, всю жизнь. Что­бы вре­мя ос­та­нови­лось, поз­во­ляя ему нас­ла­дить­ся мо­мен­том, пе­ред тем, как он все раз­ру­шит.

- Курт, по­дож­ди, - неп­ри­выч­ным для Блей­на серь­ез­ным то­ном про­гово­рил па­рень, дос­та­вая ма­лень­кую по­дароч­ную ко­робоч­ку из кар­ма­на.

Что-то зас­та­вило Кур­та пос­лу­шать­ся и, на­конец, пос­мотреть в гла­за дру­га. И от то­го, что он уви­дел, пе­рех­ва­тило дух, по­селяя же­лание ущип­нуть се­бя, что­бы прос­нуть­ся… хо­тя да­же ес­ли бы это бы­ло сном, то Курт го­тов был от­дать все, что­бы он длил­ся веч­ность.

- Я всег­да ве­рил, что где-то в ми­ре есть че­ловек, ко­торый пред­назна­чен мне судь­бой. Я ни­ког­да не пы­тал­ся его най­ти, по­тому что знал, что судь­ба све­дет ме­ня с ним са­ма. Я всег­да ду­мал, что это про­изой­дет, ког­да я бу­ду уже в воз­расте, воз­можно, по пу­ти на ра­боту или же в мо­ем лю­бимом рес­то­ране, ко­торым я со­бира­юсь обя­затель­но об­за­вес­тись к го­дам двад­ца­ти пя­ти, - ус­мехнув­шись, про­шеп­тал па­рень, бе­ря од­ной ру­кой ру­ку Кур­та. – Иног­да я пред­став­лял, как слу­чай­но оп­ро­кину на не­го ста­кан­чик ко­фе или же уви­жу его сквозь по­ток пе­шехо­дов. В дру­гом сце­нарии моя судь­ба при­ходи­ла на мое пред­став­ле­ние, в дру­гом – он ока­зывал­ся мо­им кол­ле­гой. Бы­ли фан­та­зии и о ге­ро­ичес­ком спа­сении, и о прос­том зна­комс­тве в ба­ре. Но… - Блейн пе­ревел взгляд с их сцеп­ленных рук на ли­цо Кур­та, - у судь­бы бы­ли свои пла­ны, и я, сам то­го не осоз­на­вая, встре­тил его в свой пер­вый день в ака­демии, дот­ро­нув­шись до пле­ча ми­мо про­ходя­щего пар­ня и спро­сив у не­го до­рогу до а­уди­тории, - в ка­кой-то мо­мент Курт по­нял, что ли­цо Блей­на вдруг ока­залось бли­же, и он по­чувс­тво­вал его теп­лое ды­хание на сво­ем ли­це. Взгляд Блей­на све­тил­ся. Взгляд Блей­на го­ворил нам­но­го крас­но­речи­вее слов. – В тот мо­мент, ког­да ты обер­нулся, ког­да на­ши взгля­ды встре­тились, я вдруг по­нял… Вот ты где! Я ис­кал те­бя це­лую веч­ность. И сей­час я го­тов приз­нать­ся те­бе в этом. Го­тов, по­тому что боль­ше тер­петь, сил у ме­ня нет.

Мяг­кость чу­жих губ нак­ры­ла теп­лой вол­ной, и он впер­вые по­чувс­тво­вал, что по­целуй – неч­то пра­виль­ное, неч­то та­кое, что ощу­ща­ет­ся нас­толь­ко иде­аль­но, что он го­тов был жить этим при­кос­но­вени­ем веч­ность. И теп­лые, та­кие род­ные ру­ки на его ще­ках, бли­зость лю­бимо­го те­ла и осоз­на­ние то­го, что все это ре­аль­ность, бы­ло дос­та­точ­но, что­бы Курт впер­вые по­чувс­тво­вал се­бя по-нас­то­яще­му счас­тли­вым.


Поз­же, Блейн от­кро­ет ма­лень­кую ко­робоч­ку, по­казав хрус­таль­ное, ак­ку­рат­но скле­ен­ное сер­дце.



Ос­таль­ное – рас­сказ, на­пол­ненный и ра­дос­тя­ми, и пе­режи­вани­ями, взле­тами и па­дени­ями. Рас­сказ, ко­торый бу­дет бе­реж­но пи­сать­ся строч­ка за строч­кой, на­пол­ненный чис­ты­ми и не­под­дель­ны­ми чувс­тва­ми.
Рас­сказ, ко­торый бу­дет про­дол­жать­ся, по­ка жи­вы его ге­рои…

@темы: Клейн, Слэш, Фанфики, Хор (Лузеры)